Tags: наука

Ал

Понравилось - не понравилось, кажется - есть.

Мне кажется, что истории искусств как науке сейчас не хватает художественной критики. Если, конечно, понимать критику расширенно как относящуюся не только к современности. Собственно наука об искусстве - явление недавнее, ей лет сто. А все, что было до этого, как раз и являлось художественной критикой. Наука об искусстве имеет свою методологию. Эта методология может быть очень простой, а может стремиться к сложному, многоплановому, многоуровневому изучению и синтетическому анализу. К "простым" методам исследования я бы отнес иконографию и формально-стилистический анализ. Первая касается изображенного сюжета и его значения (по замыслу автора!), второй занимается формой произведения и как способом, с помощью которого автор выразил свой замысел, и как явлением определенного стиля или эпохи. К сложным же методам можно с полной уверенностью отнести иконологию с табличками Э. Панофского, в которых указаны уровни интерпретации произведения (памятника искусства), используемые при этом инструменты и контролирующие их принципы. Однако, критики Панофского наверное были правы, указывая, что он сам в своих исследованиях не достиг целиком глубины собственного метода. Так что, к "сложным" методам исследования вполне можно отнести и такие, в которых с точки зрения, например, одной лишь иконографии рассматриваются памятники искусства разного круга и происхождения; те исследования, которые по сути являются междисциплинарными, хотя предметом их изучения являются именно памятники искусства и др.

Я все это пишу под впечатлением вновь читаемого мной сборника http://www.npilgrim.ru/book.php?lng=ru&book=72
Недавно достал его с полки и обнаружил, что прочел чуть менее трети всего, что там есть.

Так вот. Я готов (и с профессиональной точки зрения почти что должен) ознакомиться с большинством имеющихся там статей. Любая из них может дать мне необходимый материал как для научной работы, так и для преподавания. Но вот тут-то и оказывается, что старый книжный червь вовсе не бесчувственный чурбан. Не все в равной мере интересно. Пример, почему именно. Вот статья про открытые только что ливанские фрески 13 века. Сравнительно редкий памятник искусства Ближнего Востока эпохи крестовых походов. Создан местными христианами (т. е. паствой Антиохийского патриархата) и совмещает в себе черты местного искусства и столичного византийского влияния. Надписи в храме на греческом, сирийском и арабском - такого раньше не встречалось! Авторы статьи проводят так же параллели с рядом икон из Синайского собрания, считая их созданными в той же среде, если не теми же мастерами. Все интересно. Только вот читать описание фресок и анализ их стиля скучно. Здесь все состоит из хорошо известных мне понятий и шаблонов. М. б., видя памятник живьем можно иначе воспринять и текст, а пока - скучно. И ничего не поделаешь! Ведь написано то все правильно! Более того, я сам бы так же и написал. Наверное я сильно надоел самому себе. Допреподавался. А что же будет дальше. Нет, не дело!

Вот я и жалуюсь на недостаток художественной критики, т. е. такого жанра исследования, в котором больше личной, субъективной оценки. Это касается и такой проблемы, как допустимость оценки памятников искусства вообще, и способности откровенно написать нечто необъективное, кажущееся тебе.

О первой проблеме я даже когда-то тут строчил. "Считается", что историк искусства должен беспристрастно писать обо всем, что есть. Выражения типа "упадок", "низкое качество", "неудача" и прочее - недопустимы. Помню, в каталоге ГТГ очень дипломатично с оговорками все же написали, что в одной из икон есть ремесленность исполнения, хотя иконка была кривая, косая и примитивная. Конечно, такому искусству присуще некоторое очарование, но выпученные глаза - следствие неумения, а не замысла мастера. Соответственно, одна из задач искусствоведа, заключается в том, чтобы отделить мастерство автора от особенностей стиля. В противном случае будет либо ситуация 19 века, когда хорош только Рафаэль, а даже Джотто - уродлив, либо описанная мной выше, когда умные люди притворяются, что косо - это ни плохо, ни хорошо.

Вторая проблема тоньше. Ведь действительно, писать можно не все. Ну хотя бы из уважения к читателю. Однако, из того же уважения следует заботиться о главном, о том, чтобы передать свою оригинальную мысль. Здесь-то искусствовед часто и буксует, прикрываясь терминами и уже известными понятиями. Однако, произведение искусства никогда не вписывается в них целиком и полностью. Труднее всего высказать все остальное, не типичное, присущее только этому конкретному произведению и никакому другому. Например, в том же сборнике статья о фресках Каппадокии 11 века. И вот, я вижу лик с одной из этих фресок и никак не могу отделаться от впечатления, что предо мной 14 век, если не русский 15. Как это объяснить? Вообще, заметил ли это автор статьи? И ведь не напишешь же: "Это каппадокийская фреска 11 века, она почему-то очень похожа на "новгородские таблетки" конца 15 века. Но это случайность, так как в том же 11 веке Каппадокию захватили турки и больше никаких памятников христианского искусства здесь не создавалось."

Для меня большим откровением стала статья А. С. Саминского, где он без страха описывает образы нарисованных на миниатюре персонажей: тревожный, напряженный, мягкий, боящийся, задумчивый, активный... Я, и кажется большинство коллег, вообще отвыкли воспринимать средневековое искусство в таких категориях. А зря!

Заканчиваю тираду ссылкой на жалобу нашего декана, спросившего студентов в конце семестра, что им понравилось из увиденного. Они просто не смогли ничего ответить. Ужас, ужас!..
Ал

Пытаюсь выглядеть умным

Прочел, и вот, что мне представилось.


"Мы не случайно уже во второй раз поименовали архитектуру реальностью: не вдаваясь в подробности той онтологии, что может скрываться за архитектонической телесностью, скажем, что возможна совсем иная точка зрения, предпочитающая ограничиваться той единственной реальностью, которая засвидетельствована для сознания самым непосредственным образом - в качестве самого этого сознания".


Прот. Стефан Ванеян.

Панофский, Гомбрих и смысл значения в искусстве и иконологии.//
Вестник ПСТГУ. V:1 (10). Вопросы истории и теории христианского искусства. М., 2013, с. 22.



Декарт и дом Рубенса